SL module: Incorrect password!

Деворвин. Музы

" я сам себе рассказываю сказку на ночь,
я сам себе безумец и пророк.."

Кашпир отложил перо и полным изящества жестом сжал виски. сегодня отчаянно ничего не получалось.а ведь он председатель литературного общества!
погруженный в самую глубь пучины отчаяния, Кашпир-Мучитель не услышалделикатного стука в дверь. впрочем, непродолжительное шушуканье за дверью постигла та же участь.
-что же делать, что же делать..-билась в его голове мылсь. кружевные манжеты колыхались с каждым нервным движением рук неудачливого поэта.
неудивительно, что он не заметил наглого проникновения в его кабинет двух таких непрошенных гостей.
Первый был одет в черное пальто, и его не менее черные волнистые волосы достигали пояса. во всем городе был только один человек с такой внешностью. а второй, огненно-рыжий, как обычно, был вечным спутником первого.
-ай-ай, похоже у нас тут сверхурочная работа..- проговорил темноволосый. Рыжий жеманно хихикнул-явно поддерживая образ.
-таак, что тут у нас..-проговорил темноволосый, заглядывая Кашпиру через плечо. Рыжий же, усевшись на стол, пригубил бокал, по счастливой случайности оказавшийся рядом. он внимательно наблюдал за читающим другом. в уголках его губ притаилась улыбка.. он явно ожидал реакции темноволосого.
и реакция последовала.
-ну кто так пишет!!! -взвыл Деворвин.
-учи их, учи.. а все бестолку..-флегматично проговорил Пианист, подтачивая ногти.
Кашпир смотрел в одну точку, растирая виски.

Литературное общество, вечер следующего дня.
-я сам себе
рассказываю на ночь сказки:
о белых лошадях
и заливных лугах,
о небе, звездах
и семи ветрах,
о вере, правде
и словесной лжи.
единороги там
сшибаются во снах,
драконы так легко
взмывают ввысь.
за ними мой
скользит беспечный взгляд,
но тайны сей
увы, мне не дано постичь.
я-сам себе
рассказываю на ночь сказки.
я сам себе..
безумец и пророк.
-Браво, браво!-рукоплескали Кашпиру-Мучителю члены литературного общества в белых напудренных париках.
и лишь невдалеке, темноволосый Деворвин с отчаянно рыжим Пианистом говорил пришедшему с Издателем Оффи свою знаменитую фразу:
-я -Деворвин, это-Пианист. больше нам здесь делать нечего.