SL module: Incorrect password!

version 2, чернявичок

начало

рука дрожала.
Рука дрожала, когда он закрывал дверь.
Дрожь мелкой волной сбегала по рукам, заканчиваясь где-то на кончиках пальцев, когда он торопливо спускался вниз по лестнице.
руки предательски дрожали даже когда он остановился у лифта.
Атака тяжело привалился к стене.
"Что со мной?.."
в глазах, таких зеленых и наивных, стояли страх, непонимание и слезы.наверное, именно поэтому руки, на которые он смотрел, его собственные, до боли знакомые руки,дрожали.
дрожали настолько, что Атаке было стыдно.
стыдно за свое поведение.

он запрокинул голову к потолку, касаясь рыжими прядями грязных облупивших стен, тщетно пытаясь унять сердцебиение.снизу, из глубины многоэтажки, такой пустой в 3 часа ночи,утробно урча, поднимался лифт.

закрыв глаза и прислонившись к стене, Атака стоял в лифте и медленно прокручивал в голове события 10-минутной давности.

вот он после хорошей попойки возвращается домой. вот он открывает дверь в свою квартиру. ему даже не нужно зажигать свет, чтобы увидеть эту странную пару...

его лицо было похоже на маску. черный костюм, бледное лицо и всклокоченные темные волосы. синий бант на шее и красная перчатка резанули глаза Атаке сильнее всего.
сильнее даже, чем распахнутый в крике рот.
рот человека, которому гость отрывал лицо.эта картина так потрясла Атаку, что он молча попятился назад. гость, вероятно, услышал его, потому что начал медленно поворачиваться.именно тогда руки Атаки вместо двери нащупали липкий страх.
именно за эти несколько секунд, пока это бледное застывшее лицо смотрело на Атаку, его руки научились дрожать.

сидя в пустой "Горгулье", Атака разглядывал свои ладони. две руки, так знакомые ему с детства, отныне жили своей собственной жизнью.
трясясь, как будто в лихорадке.

       шаг первый

       прелюдия

-я пойду.. - произнес измотанный Альцин. этот разговор, это предстоящее объединение со своей второй половиной, ничуть не принесли ему облегчения.. лишь измотали еще сильнее..
опять делить тело с этим полоумным поэтом.. тьфу, какая гадость..
Белое лицо Оффи с ярко-алыми, как будто испачканными в крови губами,наградило Альцина улыбкой..
и его как будто выпихнули из комнаты.
черт, черт, черт!!!
белое крыло, как обычно, мешало ходить. губы Альцин кусал чисто машинально, как будто это могло сдержать поток кровавых, режущих воспоминаний..
режущих? безусловно. просто бьющих поддых, можно сказать..
лицо его перечеркивала кривая улыбка, когда он буквально вывалился из дверей небоскреба.
Ночной Кошмар Города больше всего желал бы напиться.. напиться, чтобы избавиться от кровавых воспоминаний..
почему именно кровавых, спросите вы? о, я вам отвечу.. вся эта история началась давно, настолько давно, что у Альцина Карморха успело вырасти белое крыло.. абсолютно бесполезное, белое крыло, черт бы его побрал!
он яростно пнул бордюр и зашипел от боли, едва удержавшись от бессмысленного жеста.
а желание погрозить бледному окну, за которым скрывался не менее бледный Оффи, было ой как высоко.
"Черт, и ЭТО.. только подумать, и ЭТО было моей сестрой!!"
на этой мысли появилась ОНА.
красноволосая.

на какой-то момент его обуял суеверный ужас.
на какой-то момент Альцину Карморху показалось, что он сражается с Сутоном..
на какой-то момент Альцину Карморху показалось, что он сделал шаг назад.. назад на триста лет, в то время, когда Офелия была жива.. когда Корморан гонял свое стадо, а Матеорен ругался с Янне..
на какой-то момент Альцина Карморха пронзила испуганная, неимоверно глупая мысль.. а вдруг .. вдруг это правда?нет.
показалось...

       завязка

Оффи медленными, полными изящества и какого-то странного очарования, движениями перебирал лежащие на столе бумаги при проникающем через полуоткрытое окно бледном свете полной луны.
тонкие пальцы, затянутые в красную ткань перчаток, едва задерживались на старых и новых фотографиях Янне. созерцание этого бледного непроницаемого лица, обрамленного черными прямыми волосами, погружало Бога Солнца в странное забытие.
из которого его вывел едва слышный звук, возвестивший о прибытии полукровки.
Оффи даже не повернул головы в сторону окончательно распахнувшегося окна. он и так прекрасно знал, ЧТО там сейчас сидит на подоконнике.
-почему ты до сих пор в городе? - мелодично, с легкой долей меланхоличности, произнес Оффи, слегка задержав взгляд на фотографии, которую держал в руках.
с бумаги на него смотрел стоящий посреди улицы Янне. слегка разведенные в разные сторону бессильно полуопущенные руки говорили о его растерянности. что подтверждала слегка горькая складка в углу рта. а глаза, видные из-под слегка опустившихся темных очков, были полны искреннего недоумения, смешанного с разочарованием. Губы шороха искривила усмешка.
-Не вижу смысла в этом вопросе. - едва слышно прошелестело у Оффи в голове.
-Сам знаешь, все пошло не так..- ответил Офелия, тщательно пряча мысли о Издателе за непроницаемой стеной города.-Дев куда-то делся после того, как Издатель вернулся во "Флай".. Да и ты что-то побледнел.. с тех пор, как у Альцина прорвалось это чертово крыло..-это была чистая правда. кожа Шороха действительно утратила всякий цвет.
-не думал, что я опять их увижу..
почему-то Оффи показалось, что он усмехнулся.
-кого? - хмыкнул Оффи, решительно бросив фотографию в кипу ее близких родственников и резко оборачиваясь.
но на подоконнике никого не было.
-ткань рвется.. - прошелестело в его голове. Офелия нахмурился и подошел к окну.
-Ты имеешь в виду Озноба? - едва осознавая, что произносит это вслух, спросил он, опершись плечом о стену и осторожно глядя вниз.
на стене спиной к нему сидел, весь подобравшись для быстрого нападения, Шорох, едва касаясь левой рукой гладкой стеклянной поверхности.
длинные волосы, отливающие синевой, шевелил едва заметный ветерок. чуть ниже, на расстоянии примерно одного этажа, в очень похожей позе расположился худощавый темноволосый человек, сжимая в узкой ладони обыкновенный кухонный нож.
Оффи слегка усмехнулся, оценив одинаковый цвет одежды. почему-то это его развеселило.
-я скоро. - коротко дал о себе знать Шорох.
карие глаза его противника изумленно расширились.
Шороху уже надоело играть, поэтому он не стал размениваться по мелочам, примеряя привычки противника на себя. он отметил, что этот.. неплохо держится на стене. и... легким движением, одновременно с растянувшимися в улыбке губами, охотник скользнул чуть в сторону от оконного проема, одновременно отправив в противника имевшийся при себе легкий кинжал.
следующим движением у него в руках оказались два полукружия из бывшего арсенала Кейта. шорох хотел проверить их эффективность уже давно, а тут такой случай.. да и к тому же Луизы с собой не было.. он привык предугадывать действия противника, тем более того, которого буквально унизил, дав понять брошенным кинжалом, что не принимает его всерьез. но ответные действия его удивили.
темноволосый легким движением ускользнул от летящего подарочка. на мгновение Шороху была видна его спина. ровно на одно мгновение, но его вполне хватило, чтобы заметить две красные параллельные полосы. их тех, которые остаются от отрезанных крыльев. отрезанных буквально десять минут назад. а это значит..

Оффи стоял и улыбался, наблюдая за их движениями. каждый раз, когда он видел Шороха в действии, он убеждался, что основной причиной знакомства с ним было именно то, что он делал эту мясницкую работу красиво. красиво и эффективно. как всякий из его рода. как каждый эдемский полукровка.красные глаза медленно начали распахиваться, полные изумления.
но было уже поздно.

темноволосый, не отрывая от Шороха настороженных карих глаз испуганной, но очень опасной лани,произнес, медленно выпрямляясь:
-Эдемец? Здесь?
Шорох грациозно выпрямился. ехиднейшая ухмылка кривила его губы под закрывавшей верхнюю часть лица маской.
-ворон? здесь? - с нескрываемым презрением произнесли красиво очерченные губы.
и только тогда до Офелии дошло, ЧТО имел в виду под рвущейся тканью его подопечный.

       со стороны мертвеца

находясь в непосредственной близости от квартиры Оффи, Боевой Нож отчетливо ощущал, как его сознание разделяется.
с одной стороны, он не ощущал себя мертвым. с другой..
из окна, из-за спины уверенно чувствующего себя эдемца, доносилась музыка. jefferson's airplane.так их называл хозяин квартиры. но оба слова ничего не сказали бы Боевому Ножу. что, впрочем, было не удивительно.но эта музыка..
она вгоняла его в дрожь. он начинал ощущать течение времени. одиночество падало ему на плечи, как свинцовое покрывало. оно окутывало его, охватывало паникой, безбрежной как океан.. он не знал, куда ему от нее бежать.. от ее удушливого присутствия в грудной клетке.. стоящий у окна Оффи лишь усиливал это ощущение.
даже появление Рубинового Пальца не облегчало ни единой секунды его существования.

       бестия

она возникла буквально из воздуха, ворвавшись в этот мир с безразличностью победителя. Альцина ожидал неприятный сюрприз.
хотя.. совсем неприятным он не был.
как безумная, красноволосая набросилась на него, одиноко стоящего под дождем однокрылого. не спросив ни имени, не объясняя причин, эта крылатая бестия втянула его в свой безумный,мастерский танец. Альцин ощущал себя неуютно.
одно крыло против двух... один меч против двух... вдобавок... эти красные суровые глаза завораживали его, то и дело отвлекая от боя..поскользнувшись однажды, он боялся больше не встать.. ему даже мысль о том, чтобы нанести вред этому прекрасному видению была противна.
а она действительно была прекрасна. бритвенно-острой, как ее слегка изогнутые мечи, красотой.
намокшие под дождем красные пряди, некогда заплетенные в косички, вились за ней и то и дело хлестали его по щекам, в моменты безумной близости.. ее глаза заглядывали в черную вертикаль его зрачков, и он видел в них лишь пустоту и немой вопрос.
Альцин не знал, что послужило причиной... и когда они оба отпрянули друг от друга, тяжело дыша, единственная мысль пришла ему в голову.
"она владеет ими лучше чем я.." - и в груди у него похолодело, когда он заметил..
красные глаза сузились и стройное тело приготовилось к прыжку, когда между ними, прямо сверху, приземлились двое.
так безумно схожих между собой.
в первый момент Альцин подумал, что у него двоится в глазах. а затем произошло невероятное.
-Тихо. - проговорил Шорох. Альцину показалось, что мир рушится.
Шорох? Разговаривает?!
мгновением позже раздалось.
-Боевой Нож..?- едва слышно шевельнулись губы воительницы и Альцин понял, что вот-вот сойдет с ума.
он никогда не верил в крылатых людей.

       со стороны мертвеца

Прыгать оказалось на редкость легко, даже не смотря на саднящую боль и отсутствие крыльев.
когда же я выпрямился, то вдруг осознал, что все мои усилия были разом вознаграждены.
хотя.. все равно на душе было погано..
так странно.. поднимаешь глаза, одновременно выпрямляя свое такое непривычно тяжелое тело, ощущая каждую клеточку, каждую мышцу, ощущая расплавленное серебро своих шрамов, своих едва затянувшихся, но уже готовых лопнуть, ран от срезанных крыльев, и вдруг.. вдруг ты встречаешься взглядом с этими темно-карими, такими знакомыми, невероятно знакомыми глазами.. и понимаешь, что две глубокие дыры на спине - сущий пустяк.. что нам, впервой, что ли?
когда ты.. боже, черт, да это же... - наверное, это было написано у меня на лице, когда ты увидела меня? наверное...
я был в шоке. я был.. я рассыпался в прах пять минут назад, ровно пять минут назад, когда увидел эдемца, оказавшись вдруг на стене дома.. осознав, ГДЕ я, ЧТО я, поняв наконец, что все БЫЛО и что я никого не знаю.. я рассыпался в прах, и собрался вновь, под твоим пристальным взглядом, под пристальным взглядом с зарождающейся мыслью, под взглядом твоих слегка раскосых темно-карих глаз, смотрящих на меня с такого родного, узкого, полузабытого лица, красивого, не смотря даже на раскол на скуле, на эту торчащую кость на твоей левой скуле.. я рассыпался, и собрался вновь, под взглядом вороны, под взглядом той, чью смерть наблюдал несколько лет назад... я видел, как ты умерла своими собственными глазами...
боже, как трудно заставить себя сказать хоть слово.. по сравнению с этим..
по сравнению с этим..
падать было совсем легко..

       бессмыслица..

-Ты помолодела лет на пятьдесят. - усмехнулся Боевой Нож.
-вы ведь.. тогда все видели.. - слегка передернувшись,то ли холода, то ли от нахлынувших воспоминаний, произнесла Рубиновый Палец.
Боевой Нож помолчал, затем ответил, нарочито спокойно. в своей обычной шутливой манере.
-Знаешь, я помню, как лег спать. а когда я проснулся, никого из наших уже не было.
Рубиновый Палец посмотрела на идущего чуть впереди погруженного в себя недавнего противника, на ехидную стройную фигуру эдемца и вдруг поняла, что ей все это отнюдь не кажется странным. даже наоборот. естественным.
-Давай поговорим об этом позже. - предложила она.
Боевой Нож был даже рад такому предложению.
иначе... наверное, было бы сложно объяснить ей то, что сейчас происходит.

       домой?...

Шорох знал свою Хозяйку, своего работодателя как свои пять пальцев. младший брат Метаморфоза, одного из самых многообещающих эдемцев, он привыкал к Оффи два долгих, два мимолетных года..
и ЧТО необходимо сделать.
два шага вперед, под локоть даму, ворона за плечо.
ведь ручной убийца лучше других знает, что его Хозяйка очень любит гостей..

       ситуация

-Несколько недель назад в Городе был поставлен эксперимент.
Беловолосый как будто отчитывался перед ней, обыкновенной полукровкой. Боевой Нож слушал его внимательно, как будто пытаясь провести ассоциацию между происходящим здесь и тем, что с ними случилось. но Рубиновый Палец, как никто другой, понимала, что им нужна не она, и даже не пресловутая Желтая Трава... а всего лишь ее дядя. вот кто смог бы реально им помочь...
-Некоторые жители были удалены, некоторые из опасных элементов были ликвидированы..
Шорох бросил мимолетный взгляд на Атаку, полный многозначительности и ехидства. тот подавился чаем. "Опасные элементы? это он что, про Билли, что ли?"
-Такова ситуация. -завершил беловолосый.
- а кто вернулся?-неожиданно для себя спросила ворона.
Альцин потер лоб.
-Как тебе сказать... те, кто вернулся, почти не показываются на улицах. те, к кому вернулась память, стали вести себя по другому.. некоторых мы так и не увидели больше.. кто во всем этом виноват - тоже неизвестно...
возникла пауза. Атака закончил кашлять и продолжил пить чай. Альцин внимательно рассматривал ковер у себя под ногами.
каждый погрузился в свои мысли.
-Надо искать Рубина. - вдруг задумчиво произнесла Рубиновый Палец, не отрывая взгляда от бегущих по стеклу мутных струй взбесившегося дождя. на ум ей вдруг пришла мысль, скорее, даже не мысль, а безумное, смутное воспоминание.. о человеке по имени Дождь,который..
Шорох внимательно смотрел на дочь одного из самых сумасбродных колдунов его родины.

       со стороны мертвеца

"ведь я же сорвусь.. " - крутилась в голове мысль часто-часто, как жилка на виске..
он смотрел на всю эту компанию, а легкое помешательство, вкупе с нарастающим чувством отчаяния и опьянением, самым поганым опьянением одиночеством, заставляло сердце неприятно сжиматься..
как будто он видит что-то такое.. что-то такое, что видеть не должен..
а они сидели и разговаривали.
о каком-то Городе, о каких-то маньяках, экспериментах, рубинах..
в какой-то момент он едва удержался, едва не обхватил себя руками, едва не зашелся в истеричном, захлебывающемся, разрывающем на части крике: "Я хочу домой!!!"
нет.
всего лишь покатал это слово на языке..
домой.
глупо.
глупо сидеть тут и держать себя в тисках.
но он сидел.
и держал.
не поднимая взгляда..
Боевой Нож..