SL module: Incorrect password!

version 1, чернявичок

Хроники-проники-фроники...

Рука дрожала.
Рука дрожала, когда он закрывал дверь.
Дрожь мелкой волной сбегала по рукам, заканчиваясь где-то на кончиках пальцев, когда он торопливо спускался вниз по лестнице.
руки предательски дрожали даже когда он остановился у лифта.
Атака тяжело привалился к стене.

"Что со мной?.."
в глазах, таких зеленых и наивных, стояли страх, непонимание и слезы.наверное, именно поэтому руки, на которые он смотрел, его собственные, до боли знакомые руки,дрожали.
дрожали настолько, что Атаке было стыдно.
стыдно за свое поведение.

он запрокинул голову к потолку, касаясь рыжими прядями грязных облупившихся стен, тщетно пытаясь унять сердцебиение.снизу, из глубины многоэтажки, такой пустой в 3 часа ночи,утробно урча, поднимался лифт.

закрыв глаза и прислонившись к стене, Атака стоял в лифте и медленно прокручивал в голове события 10-минутной давности.

вот он после хорошей попойки возвращается домой. вот он открывает дверь в свою квартиру. ему даже не нужно зажигать свет, чтобы увидеть эту странную пару...

его лицо было похоже на маску. черный костюм, бледное лицо и всклокоченные темные волосы. синий бант на шее и красная перчатка резанули глаза Атаке сильнее всего.
сильнее даже, чем распахнутый в крике рот.
рот человека, которому гость отрывал лицо.эта картина так потрясла Атаку, что он молча попятился назад. гость, вероятно, услышал его, потому что начал медленно поворачиваться.именно тогда руки Атаки вместо двери нащупали липкий страх.

именно за эти несколько секунд, пока это бледное застывшее лицо смотрело на Атаку, его руки научились дрожать.

сидя в пустой "Горгулье", Атака разглядывал свои ладони. две руки, так знакомые ему с детства, отныне жили своей собственной жизнью.
трясясь, как будто в лихорадке.

Терзают мой дом-флам-бом-бом

Оффи медленными, полными изящества и какого-то странного очарования, движениями перебирал лежащие на столе бумаги при проникающем через полуоткрытое окно бледном свете полной луны. тонкие пальцы, затянутые в красную ткань перчаток, едва задерживались на старых и новых фотографиях Янне. созерцание этого бледного непроницаемого лица, обрамленного черными прямыми волосами, погружало Бога Солнца в странное забытие.
из которого его вывел едва слышный звук, возвестивший о прибытии полукровки.
Оффи даже не повернул головы в сторону окончательно распахнувшегося окна. он и так прекрасно знал, ЧТО там сейчас сидит на подоконнике.
-почему ты до сих пор в городе? - мелодично, с легкой долей меланхолии, произнес Оффи, слегка задержав взгляд на фотографии, которую держал в руках.
с бумаги на него смотрел стоящий посреди улицы Янне. слегка разведенные в разные стороны бессильно полуопущенные руки говорили о его растерянности. что подтверждала слегка горькая складка в углу рта. а глаза, видные из-под слегка опустившихся темных очков, были полны искреннего недоумения, смешанного с разочарованием. Губы Шороха искривила усмешка.
-Не вижу смысла в этом вопросе. - едва слышно прошелестело у Оффи в голове.
-Сам знаешь, все пошло не так..- ответил Офелия, тщательно пряча мысли о Издателе за непроницаемой стеной города.-Дев куда-то делся после того, как Издатель вернулся во "Флай".. Да и ты что-то побледнел.. с тех пор, как у Альцина прорвалось это чертово крыло..-это была чистая правда. кожа Шороха действительно утратила всякий цвет.
-не думал, что я опять их увижу..
почему-то Оффи показалось, что он усмехнулся.
-кого? - хмыкнул Оффи, решительно бросив фотографию в кипу ее близких родственников и резко оборачиваясь.
но на подоконнике никого не было.
-ткань рвется.. - прошелестело в его голове. Офелия нахмурился и подошел к окну.
-Ты имеешь в виду Озноба? - едва осознавая, что произносит это вслух, спросил он, опершись плечом о стену и осторожно глядя вниз. на стене спиной к нему сидел, весь подобравшись для быстрого нападения, Шорох, едва касаясь левой рукой гладкой стеклянной поверхности.
длинные волосы, отливающие синевой, шевелил едва заметный ветерок. чуть ниже, на расстоянии примерно одного этажа, в очень похожей позе расположился худощавый темноволосый человек, сжимая в узкой ладони обыкновенный кухонный нож.
Оффи слегка усмехнулся, оценив одинаковый цвет одежды. почему-то это его развеселило.
-я скоро. - коротко дал о себе знать Шорох.
карие глаза его противника изумленно расширились
Шороху уже надоело играть, поэтому он не стал размениваться помелочам, примеряя привычки противника на себя. он отметил, что этот.. неплохо держиться на стене. и... легким движением, одновременно с растянувшимися в улыбке губами, охотник скользнул чуть в сторону от оконного проема, одновременно отправив в противника имевшийся при себе легкий кинжал.
следующим движением у него в руках оказались два полукружия из бывшего арсенала Кейта. Шорох хотел проверить их эффективность уже давно, а тут такой случай.. да и к тому же Луизы с собой не было.. он привык предугадывать действия противника, тем более того, которого буквально унизил, дав понять брошенным кинжалом, что не принимает его всерьез. но ответные действия его удивили.
темноволосый легким движением ускользнул от летящего подарочка. на мгновение Шороху была видна его спина. ровно на одно мгновение, но его вполне хватило, чтобы заметить две красные паралелльные полосы. из тех, которые остаются от отрезанных крыльев. отрезанных буквально десять минут назад. а это значит..
Оффи стоял и улыбался, наблюдая за их движениями. каждый раз, когда он видел Шороха в действии, он убеждался, что основной причиной знакомства с ним было именно то, что он делал эту мясницкую работу красиво. красиво и эффективно. как всякий из его рода. как каждый эдемский полукровка.красные глаза медленно начали распахиваться, полные изумления.
но было уже поздно.
темноволосый, не отрывая от Шороха настороженных карих глаз испуганной, но очень опасной лани,произнес, медленно выпрямляясь:
-Эдемец? Здесь?
Шорох грациозно выпрямился. ехиднейшая ухмылка кривила его губы под закрывавшей верхнюю часть лица маской.
-ворон? здесь? - с нескрываемым презрением произнесли красиво очерченные губы.
и только тогда до Офелии дошло, ЧТО имел в виду под рвущейся тканью его подопечный.

Разбирали по косточкам,

находясь в непосредственной близости от квартиры Оффи, Боевой Нож отчетливо ощущал, как его сознание разделяется.
с одной стороны, он не ощущал себя мертвым. с другой..
из окна, из-за спины уверенно чувствующего себя эдемца, доносилась музыка. jefferson's airplane.так их называл хозяин квартиры. но оба слова ничего не сказали бы Боевому Ножу. что, впрочем, было не удивительно.но эта музыка..
она вгоняла его в дрожь. он начинал ощущать течение времени. одиночество падало ему на плечи, как свинцовое покрывало. оно окутывало его, охватывало паникой, безбрежной как океан.. он не знал, куда ему от нее бежать.. от ее удушливого присутствия в грудной клетке.. стоящий у окна Оффи лишь усиливал это ощущение.
даже появление Рубинового Пальца не облегчало ни единой секунды его существования.

Растащили по углам-блам-флам.

она возникла буквально из воздуха, ворвавшись в этот мир с безразличностью победителя. Альцина ожидал неприятный сюрприз.
хотя.. совсем неприятным он не был.
как безумная, красноволосая набросилась на него, одиноко стоящего под дождем однокрылого. не спросив ни имени, не объясняя причин, эта крылатая бестия втянула его в свой безумный,мастерский танец. Альцин ощущал себя неуютно.
одно крыло против двух... один меч против двух... вдобавок... эти красные суровые глаза завораживали его, то и дело отвлекая от боя..поскользнувшись однажды, он боялся больше не встать.. ему даже мысль о том, чтобы нанести вред этому прекрасному видению была противна.
а она действительно была прекрасна. бритвенно-острой, как ее слегка изогнутые мечи, красотой.
намокшие под дождем красные пряди, некогда заплетенные в косички, вились за ней и то и дело хлестали его по щекам, в моменты безумной близости.. ее глаза заглядывали в черную вертикаль его зрачков, и он видел в них лишь пустоту и немой вопрос.
Альцин не знал, что послужило причиной... и когда они оба отпрянули друг от друга, тяжело дыша, единственная мысль пришла ему в голову.
"она владеет ими лучше чем я.." - и в груди у него похолодело, когда он заметил..
красные глаза сузились и стройное тело приготовилось к прыжку, когда между ними, прямо сверху, приземлились двое.
так безумно схожих между собой.
в первый момент Альцин подумал, что у него двоится в глазах. а затем произошло невероятное.
-Тихо. - проговорил Шорох. Альцину показалось, что мир рушится.
Шорох? Разговаривает?!
мгновением позже раздалось.
-Боевой Нож..?- едва слышно шевельнулись губы воительницы и Альцин понял, что вот-вот сойдет с ума.
он никогда не верил в крылатых людей.

Потрошат..

-Ты помолодела лет на пятьдесят. - усмехнулся Боевой Нож.
-вы ведь.. тогда все видели.. - слегка передернувшись,то ли холода, то ли от нахлынувших воспоминаний, произнесла Рубиновый Палец.
Боевой Нож помолчал, затем ответил, нарочито спокойно. в своей обычной шутливой манере.
-Знаешь, я помню, как лег спать. а когда я проснулся, никого из наших уже не было.
Рубиновый Палец посмотрела на идущего чуть впереди погруженного в себя недавнего противника, на ехидную стройную фигуру эдемца и вдруг поняла, что ей все это отнюдь не кажется странным. даже наоборот. естественным.
-Давай поговорим об этом позже. - предложила она.
Боевой Нож был даже рад такому предложению.
иначе... наверное, было бы сложно объяснить ей то, что сейчас происходит.

Не щадят..

-Надеюсь, ты догадался выкинуть топор?-раздалось откуда-то сзади. правда, это был голос в голове у Атаки, но до него, как всегда, не сразу дошло. почему-то Атака совсем не хотел оглядываться назад. спина его похолодела, почувствовав едкий взгляд сидящего на трубе Шороха. лицо Атаки исказило внезапное понимание.
-К-какой топор? - осторожно, стараясь не выдать своего испуга, выдавил он.
Шорох усмехнулся.
-тот самый, которым ты хотел прикончить своего друга. - бесжалостно продолжил он.
Атака молчал.
-теперь Озноб себя странно ведет.. - та часть лица Шороха,которая не была закрыта маской, являла собой прямо-таки идеал мечтательности.
-Ты убил близнецов и Билли. почему ты разговариваешь со мной?- не выдержал Атака. но не обернулся.
-Я не хочу, чтобы ты натворил глупостей. Озноб и так уже на твоей совести.
-я не маньяк. - едва сдерживая рвущееся наружу раздражение произнес Атака. сзади Шорох едва слышно поднялся на ноги.
-Я тебя предупредил. - прошелестело в голове у Атаки напоследок и все стихло.
оставшись на крыше один, Атака подтянул колени к подбородку. злые слезы стыли на его зеленых глазах.
"Ну почему я опять во всем виноват?" - крик отчаяния так и не вырвался наружу.

Не смешат...

-Несколько недель назад в Городе был поставлен эксперимент.
Беловолосый как будто отчитывался перед ней, обыкновенной полукровкой. Боевой Нож слушал его внимаетльно, как будто пытаясь провести ассоциацию между происходящим здесь и тем, что с ними
случилось. но Рубиновый Палец, как никто другой, понимала, что им нужна не она, и даже не пресловутая Желтая Трава... а всего лишь ее дядя. вот кто смог бы реально им помочь..
-Некоторые жители былли удалены, некоторые из опасных элементов были ликвидированы..
Шорох бросил мимолетный взгляд на Атаку, полный многозначительности и ехидства. тот подавился чаем. "Опасные элементы? это он что, про Билли, что ли?"
-Такова ситуация. -завершил беловолосый.
-а кто вернулся?-неожиданно для себя спросила ворона.
Альцин потер лоб.
-Как тебе сказать... те, кто вернулся, почти не показываются на улицах. те, к кому вернулась память, стали вести себя по другому.. некоторых мы так и не увидели больше.. кто во всем этом виноват - тоже неизвестно..
возникла пауза. Атака закончил кашлять и продолжил пить чай. Альцин внимательно рассматривал ковер у себя под ногами.
каждый погрузился в свои мысли.
-Надо искать Рубина. - вдруг задумчиво произнесла Рубиновый Палец, не отрывая взгляда от бегущих по стеклу мутных струй взбесившегося дождя. на ум ей вдруг пришла мысль, скорее, даже не мысль, а безумное, смутное воспоминание.. о человеке по имени Дождь,который..
Шорох внимательно смотрел на дочь одного из самых сумасбродных колдунов его родины.

Не глядят.. в глаза.. мои глаза...

она привлекала его внимание. навязчивая и белая, как никто другой.тонкая.. хотя нет, скорее, стройная.
его пальцы сноровисто и жадно разорвали прозрачную обертку. в груди росло острое желание, которое нельзя было перепутать
ни с чем иным.
она успокаивала его моментально. ни у одной его подружки не получалось лучше. в какой-то степени он был.. даже влюблен.
бумага поддалась сразу, и его пальцы, выдающие гитариста, проникли внутрь, что-то выискивая.. нащупывая...
каждый день, каждое утро он скучал и тосковал по ней... по ее бледности, по ее стройности, по ее горьковато-терпкому вкусу...
тосковал.. он жаждал ее.. даже чаще, чем надо..
пальцы наткнулись на что-то.он нервно облизал пересохшие губы, словно в ожидании поцелуя. все, что располагается в его
грудной клетке, начало заходиться в безумном опьянении восторга.
такая.. нежная и чуткая.. прекрасная в своей завершенности.. легко доступная.. и в тоже время такая непостижимая..
кончиками пальцев он выудил свою находку наружу. дрожа от предвкушения..
такая.. горькая и такая.. сладкая одновременно..
.. он поднес свою левую руку к лицу...
.. захватывающая воображение, вызывающая улыбку, слегка кривоватую улыбку..
.. правая тем временем совершила стремительное путешествие в карман и обратно..
нежная стерва, поглощающая все твое внимание.. женщина, которой не хочется делиться ни с кем..
он прислонился к кирпичной стене и посмотрел в темное ночное небо, едва заметно улыбаясь. слегка грустно..
прекрасная и легко вызывающая привычку.
его улыбка стала чуть шире, когда едва слышно щелкнула зажигалка и осветила его лицо.
такая.. доступная..
он глубоко затянулся и, вынув сигарету изо рта, задумчиво посмотрел на нее.
черт. пора заканчивать курить такие дешевые сигареты.. - подумал он. легкий дым вырвался из его легких.
и все же...
он знал еще тысячу определений для той женщины, свиданий с которой у него было бессчетное количество. но все они были слишком длинны и запутаны.
Роберт зевнул и пошел прочь по улице, избегая ярко освещенных мест. после вчерашней - уже вчерашней - пьянки свет больно бил по глазам.
нет никакого смысла вспоминать все эти длинные слова, когда есть одно короткое емкое слово для этой продажной женщины.
подумав так, Роберт усмехнулся.
сигарета.

Кто украл.. мои глаза?!..

-Эй, приятель! - раздалось откуда-то слева. Озноб не придал этому никакого значения. лишь покрепче сжал в руке бутылку.
шаги быстро приближались.
сознание Озноба было задурманено;перед глазами мелькали разноцветные блики - издержки его профессии. поэтому он отреагировал только после толчка по плечу.
Атака едва успел увернуться.
-Эй, ты чего? - громко воскликнул он, прикрываясь рукой.
Озноб опустил бутылку.
-А, это ты.. - пробормотал он. - было бы жалко тратить ее содержимое на тебя..
его сознание куда-то вновь уплывало..
Атака, не обратив никакого внимания на его слова, жизнерадостно продолжал:
-А я сегодня к тебе в гости иду!
Озноб не ответил. он задумчиво следил взглядом за движениями ближайшей кирпичной стены.
-.. но не думай, что я пойду один! вот это - Дэвид, он из "Неправильных Братьев", но временно играет в "ДП".он идет со мной.
Озноб бросил мимолетный взгляд на Дэвида.. открытое лицо, прямые брови, темные глаза.. и задумался: "почему люди не могут снимать кожу? такой опыт был бы интересен.."
-Вот прям сейчас и пойдем! - жизнерадостно заявил Атака.

Роберт едва смог добраться до телефона-автомата.хотелось есть и спать, но спать хотелось больше. память услужливо подсказала нужные цифры.теперь можно было прислониться к стене и закурить.
уделить ей немного внимания.
ха.

Озноб шел домой, мало чего замечая. и уж тем более не обращая никакого внимания на то, что с ним туда идет еще кто-то.
а этот "еще кто-то", как обычно, болтал без умолку всю дорогу.
если бы Ознобу было бы чуть легче, он бы подарил Атаке кляп.
но лучше не становилось.

-Ну давай же.. - бормотал Роберт, едва борясь с желанием разнести телефонный аппарат.

Озноб пинком распахнул и без того покосившуюся дверь и услышал, как где-то рядом истошно орет телефон. сделав шаг, он спокнулся об него и взял трубку.

-Ну наконец-то! -непроизвольно вырвалось у Роберта, когда Озноб издал отрешенное и безнадежное "Да".
ведь его телефон никогда не звонил.
иногда он поднимал трубку и завороженно слушал тишину.
-Да, - повторил еще раз Озноб и, повесив трубку, отправился к окну. оставив Атаку развлекаться с выключателем, а Дэвида - с дверью.

света у Озноба не было.
может, именно поэтому окно манило его больше, чем бутылка в его руке.
Роберт посмотрел на телефонную трубку у себя в руке, как на какое-то странное животное. затем он пожал плечами и повесил ее на рычаг. немного подумал, проговорил:"Наверное, сюда.. " и пошел направо.
в сторону дома, где жил Озноб.

Отдай-май-ай…

нога свешивалась с подоконника вниз, туда, где раскинулся ночной призрачный город. казалось, что он может дотянуться до плоского верха фонаря. да-да, того самого, который внизу. до него.. источника яркого снопа света, конусом рассекающего ночь,
вспарывающего асфальт..
-Ну и что нам с ним делать?
-А я откуда знаю?
голоса.. голоса из его темной квартиры.. Озноб отогнал их легким движением головы.. пустое темное небо
... прохлада бутылки, которая чувствуется даже через ткань перчатки - фонарь и тень, тень от ноги, которая висит в нигде.. свешивается в никуда.. нога..
тень от нее похожа на странное безумно смешное животное, распластавшееся по обшарпанной кирпичной стене..
-какие-то провода, какие-то схемы..у тебя вообще мебель дома есть?
нога, затянутая в темный ботинок, спрятанная в темную джинсу, живущая, казалось бы, своей собственной жизнью.. одно легкое движение - и я был бы уже на фонаре..
Озноб, этот растрепанный силуэт в черном проеме окна, едва заметно покачнулся. черные волосы упали на глаза. он откинул их легким жестом, отозвавшимся мгновенным головокружением. как будто во сне, он ощутил крепкую хватку на своем плече.
-Вот только падать тут не надо.. - прошипели ему в ухо.
уже втягиваемый в комнату, он следил за ней, как будто за чужой частью тела. нога взметнулась над подоконником в последний раз и исчезла.

-Ччерт! неужели никому из вас не пришла в голову мысль, что если он нахлебается этой дряни, все кончится именно так!
голос едва проникал в затуманенное сознание Озноба. темные глаза рассеяно перебегали с одного лица на другое.. кого-то он знал, а кого-то не очень.. вон тот, темноволосый- Роберт, они вместе учились.. или пытались учиться.. интересно, что он тут делает..а этот... рыжий.. какое простодушное и глупое лицо.. Атака.. ой, еще один.. этот мне совсем не знаком..
-Это была не моя идея..
сначала его внимание привлекли его губы. они были.. идеальной формы. с едва заметными трещинками, они шевелились так завораживающе, что весь смысл произносимых им слов ускользнул от внимания Озноба.
-.. Это была не моя идея.. - проговорил Дэвид из "Неправильных Братьев" и поправил волосы.
-А чья же? -съязвил Роберт.
Атака с минуту стоял, прикусив большой палец правой руки, а затем произнес:
-Мне кажется, что это.. произошло.. еще до того, как мы его встретили..
потом его внимание привлекли его руки. кисти его рук.. узкие пальцы сплетались и расплетались, казалось, что они существуют отдельно.. множество разных существ.. десять гусениц.. десять пальцев, живых, вечно в движении.. Озноб не мог оторвать от них взгляда.. неудивительно, что он опять ничего не услышал.
-.. Мне кажется.. - голос Атаки звучал безумно громко -.. что это произошло еще до того, как мы его встретили..
Дэвид пожал плечами и посмотрел на нахмурившегося Роберта. Атака потер лоб под своей смешной челкой и тоже уставился на него.
-А вы чего на меня уставились? - темно-синие глаза Роберта под нахмуренными бровями не предвещали ничего хорошего.
а Озноб,полулежащий в кресле, куда его кинули сразу, как только стащили с подоконника, мог только жадно ловить и пожирать взглядом движения.
он был слегка продолговатой формы, красиво обрамленный черными ресницами. радужка была темно-синей, и, казалось,вбирала в себя все, что видела.его завораживало то, как быстро и нервно ворочался глаз в своем логове. как эти черные ресницы раз за разом опускаются, закрывая.. пряча от него этот влажный, обведенный черным карандашом темно-ореховый глаз.. Озноб смотрел на него, завороженно следил за ним до тех пор, пока.. пока не понял, что это его собственный глаз.
и только тогда он позволил себе крик.

Роберт первый оглянулся на этот вопль.
-Что это с ним?- глупо спросил Дэвид.
-А я почем знаю! - огрызнулся Роберт, хлопая по щекам Озноба. - Вам надо было следить за ним получше..
-Мы же не знали, что к нам придешь ты, такой умный.. - съязвил перепуганный Атака.
-Да уж, пришел на вписку, выспался..
Атака и Дэвид переглянулись.
в ту же секунду Озноб оттолкнул от себя Роберта. приподнялся на руках и тут же схватился за голову.
в комнате повисла тишина, которую нарушил Озноб. его слова были тяжелы, как падающие капли свинца.
-Если я еще раз дойду до такого состояния без вашей помощи, я за себя не отвечаю.
-Голова болит? - участливо и вместе с тем язвительно поинтересовался Роберт. выражение его лица сулило изрядную трепку хозяину квартиры.
"И чего он лезет не в свое дело?" - подумал Дэвид.
"Да, трепка этому кретину не повредит.. вот будет зрелище!" - в зеленых глазах Атаки загорелся интерес.
"Черт.Когда же у меня будет нормальная ночь!" - билась в голове у Роберта одна-единственная мысль.
и лишь в голове у Озноба бушевал океан невыносимой головной боли.

Верни-ми-ли.

одной из загадок у Оффи было то, как Шорох умудрялся находить необходимых ему людей. впрочем, Шорох и сам не смог бы ответить на этот вопрос.
Шорох увидел ее в окно кафе, мимо которого он проходил. что-то заставило его остановиться.
она сидела у окна. желтые прямые волосы волосы обрамляли бледный овал лица. голубые глаза отстранено смотрели в окно, явно видя что-то иное.не было никаких сомнений в том, что эта девушка предпочитает плыть по течению. одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что ей все равно. даже такие признаки своеволия и бунта,как проколотая бровь и серьга в губе, не уменьшали, а наоборот, усиливали это ощущение.
 он не имел ни малейшего понятия о том, как выглядят ПернатыеТвари. но в том, что эта девушка - одна из них, он не сомневался. поэтому он решительно толкнул стеклянную дверь.
 и именно к этой девушке, сидевшей у окна перед пустым столом,подошел этот странный посетитель. по-хозяйски облокотившись затянутыми в длинные перчатки руками, он улыбнулся и произнес:
-Давайте поговорим.
 -Я не буду разговаривать с эдемцем. - отстраненно произнесла девушка, глядя на странный пейзаж за окном. пейзаж, так не похожий на тот, к которому она привыкла. тонкая рука машинально потерла левое плечо, едва не сорвав и без того почти оторванную потертую нашивку.
 улыбка так красила угрюмое лицо этого ворона.. жаль, я совсем забыла его имя..
улыбка прочертила бледное лицо ее собеседника, почти полностью скрытое под прямыми прядями сиреневых волос.
 -Значит, вы отрицаете свою принадлежность к Пернатым Тварям? - с легкой тенью ехидности произнес он.
этот вопрос причинил ей почти физическую боль.она уже так  долго здесь, так долго...длинные когти ничуть не уродовали ее  изящные руки вороны... ничто не имеет значения...следовать за  темными вьющимися волосами и этими холодными серыми глазами...просто сидеть и смотреть в окно..... больше не предоставиться такой возможности...так просто..
 -..к Пернатым Тварям? - запоздало услышала она.
тонкие пальцы прижались к вискам, а голубые глаза скрылись под
веками.
холодное безразличное небо смотрело мне в лицо, когда эта сука выкинула меня в окно..
-Замолчите. - одними губами произнесла она.
тогда время растянулось на целую вечность... я летела вниз, я падала.. и могла лишь смотреть в небо..
Шорох улыбался.
я так и не узнала, что же случилось со Скалой..
 №8 душили воспоминания.

Распни-хи-хи..

Шорох усмехнулся, внимательно наблюдая за ней.
-Вам нехорошо? может, вам будет лучше выйти наружу?- очень тихо произнес он.
-наверное.. - неуверенно произнесла ворона, отводя взгляд от лиловой маски, скрывавшей половину лица Шороха. тот молчал.
№8 поднялась с мягкого дивана и, бросив последний взгляд на окно, помедлила немного.
и тут до нее дошло.
-Откуда вы знаете о Пернатых Тварях?

- а вы уверены, что сможете все решить? - не унимался Боевой Нож.
они шагали по узкой улице, которую едва освещали редкие фонари. Оффи шагал молча. а вот Боевой Нож.. его странная обувь, так похожая на ту, что носит Шорох, выстукивала странно гулкие ритмы по асфальту. словно за ними по пятам следовал невидимый барабанщик.
полукровка задавал вопрос за вопросом. и ни на один из них у Бога Солнца не было ответа. и вот сейчас, когда на него обрушился еще один, он хотел промолчать.
но откуда-то из глубин его памяти всплыло что-то, что заставило его остановиться.

Шороху нравилось то, как она замерла. настороженный взгляд из-под трепещущих ресниц, сурово сжатые губы.. ворона вся буквально подобралась, чтобы защищаться любой ценой. он мог предугадать все ее движения.. и даже мимолетное сожаление о том, что эти светлые волосы не собраны в столь привычный высокий хвост. ему это нравилось.
но все же пришлось отказаться от столь заманчивого сражения.
"Что, разнесем все к чертовой бабушке или все же поговорим?" - и бледные губы разошлись в ехидной ухмылке.

Оффи смотрел в небо, такое мрачное, такое темное.. обычное городское небо.
Боевой Нож, ускакавший на несколько шагов вперед, был вынужден остановиться. резко обернувшись, он поморщился - от этого движения саднили шрамы на спине. недовольный этим, он произнес гораздо грубее, чем хотел:
-у вас что, так принято - застывать столбом посреди улицы?
когда Оффи посмотрел ему прямо в лицо, полукровка чуть было не прикусил язык.

Не смешите меня

Полукровки решили, что им предоставили новый шанс исправиться. пожить нормально. твари разбрелись в разные стороны. куда исчезла Желтая Трава, Дохлый Номер не знал. но жить обычной жизнью ему было скучно.
тем более без этого весельчака рядом.
он скучал по Стремительной Стреле.
-В конце концов, хотелось бы извиниться..

-Интересно, а Ласка вернется? - мимолетно подумал Дохлый Номер, отгрызая кусок от свеже украденного с прилавка яблока. практика в ныне не существующей банде Танцующего Крыла не прошла даром. хоть эта столица и не была той, к которой он привык, ему и здесь было вполне комфортно.

ему хватило нескольких шагов по оживленной улице, чтобы заприметить знакомую фигуру до того, как она скрылась в полутемном проеме двери.над которой висела вывеска "Пьяная Гусеница".
недолго думая, Дохлый Номер отбросил яблоко в сторону и последовал за Оглессом.надо ли говорить, что обратно он не вышел?

когда на Город рухнула пелена Эксперимента, припечатывая, смазывая и уничтожая все следы пребывания в нем тех, кого позже назовут "ключевыми фигурами", стояла только таверна.
таверна. с ее двумя дверьми, крепкой мебелью, адским пойлом.. каждый мог попасть в нее.. каждому она была по нраву.. каждый получал от таверны то, что хотел.. Энди, к примеру, получал дешевый чай в неограниченных количествах.
таверна была громкой, шумной..  но в одночасье она стала пустой. она была тесной, узкой.. но в одночасье стала огромной.
Город рухнул, сломленный, измятый.. рухнул на колени, да так и остался.
"Пьяная Гусеница" выстояла.

-Эй, приятель! - произнес Дохлый Номер, входя в таверну.но в следующую секунду слова замерли у него на губах.
Оглесса нигде не было.

лишь толпа огромных, гигантских и просто мелких существ разнообразного вида веселилась, пила и ела. огромные кружки стукались о маленькие, гномы играли в кости с орками.. ну, и так далее.
Дохлый Номер похлопал глазками от такого зрелища и .. и вдруг заметил бледное золото длинных волос, мелькнувшее у дальнего входа. недолго думая, полукровка метнулся за ним.

"Пьяная Гусеница" казалось полупустой.
наверное, именно это и спасло Дохлому Номеру жизнь.

усердно прокладывая себе дорогу, Дохлый Номер не сразу заметил идущего ему навстречу темноволосого молодого человека. а когда заметил, было уже поздно.
"лобовое столкновение прошло без жертв." - криво усмехнулся стоящий у двери Роберт. без жертв. если не считать за таковых весело запрыгавших по полу стеклянных шариков.

Дохлый Номер посмотрел на них,немного обреченно вздохнул и,убрав за ухо непослушную прядь рыжих волос, решительно взялся за дело.

-Хорошие люди - это миф. - произнес Дохлый Номер, помогая собирать рассыпавшиеся по полу стеклянные шарики. чернявый ползал по полу вместе с ним, то и дело бросая на него полные ехидства взгляды.немного поодаль, у стены, стоял второй брюнет.скрестив руки на груди, он наблюдал за ними с нескрываемой иронией.
-.. это миф. - уловил краем уха Джим и хмыкнул. видимо, осознав ситуацию. на лице у Роберта появились зачатки улыбки.
услышав этот звук, Дохлый Номер, осторожно ссыпав собранные "трофеи" в доверчиво протянутые ладони этого странного парня, презрительно издал:
-Ты еще меня хорошим человеком назови! - после чего гордо развернулся и пошел прочь.
Роберт прикрыл лицо рукой и медленно сполз на пол.

Среди бела дня..

едва заметная, но такая нехорошая улыбка появилась на ее тонком, слегка побледневшем лице. Шорох буквально кожей почувствовал, как обстановка накалилась до предела.
тихо звякнула открывшаяся дверь и на сцену вышло новое действующее лицо.
сначала №8 показалось, что это призрак. но когда этот призрак нечаянно врезался в эдемца и прозвучала сакральное "Да это дохлый номер!", ворона была готова броситься ему на шею.

-уничтожена..
красные глаза были полны растерянности..
-разбита..
ветер трепал длинные багровые пряди волос.
-разломана на куски..
солнце безжалостно освещало разбитые куски древней статуи. ветер еще раз шевельнул ее волосы, открывая такую неожиданную улыбку.
Безумный смех вспорол воздух, как скальпель патологоанатома вскрывает тела.
Ртуть стояла над разбитой статуей и смеялась. нервным смехом, позже перешедшим в безумный всхлип.

Шорох стоял на краю тротуара. едва заметная улыбка отражалась в одной из оставшихся после дождя луж. позади него стояла №8. напротив, на другой стороне улицы, стояли двое - телепат Колокольчик, поигрывающий маленьким хрустальным шариком, и девушка в маске, скрывавшей ее левый глаз. разделяла их широкая река асфальта, по какому-то недоразумению назвавшаяся дорогой.
-Сегодня день, когда отражения кажутся более правдивыми, чем реальность. - произнес Дохлый Номер, выйдя из кафе. ему хватило одного взгляда, чтобы понять сложившуюся ситуацию.
произнесенных им слов было вполне достаточно, чтобы вся компания пришла в движение. Шорох оттолкнул №8 одновременно с Колокольчиком, отправившим Бабочку в полет. весь удар эдемец принял на себя.
-Я знал тебя как Горечь, - произнес он, когда Бабочка рухнула на него сверху.. и промахнулась. в следующее мгновение она поняла, что попала в западню - пальцы противника сомкнулись на ее тонких запястьях,начиная движение, а эдемец продолжал: -Я вижу, место Края занял твой кровный брат? - в ее глазах мелькнул страх. но ответить она не успела, ибо Шорох швырнул ее прямо в Колокольчика.
тем временем №8, отброшенная эдемцем, оказалась прямо у ног Дохлого Номера. опираясь рукой о стену, она начала подниматься на ноги, когда ближайшая лужа привлекла ее внимание.ворона резко обернулась - и увидела улыбку Дохлого Номера. напряженный и извиняющийся одновременно, взгляд его, казалось, говорил:"Бери! бери же!!"
мгновением спустя ворона решилась.
№8 быстрым, едва уловимым движением взяла у собственного отражения свои мечи.
Колокольчик едва успел подхватить свою сестру, удержав от немилосердного удара об бетонную стену.

Шорох усмехнулся и повернулся к №8, которая крепко сжимала в руках так знакомые ей потертые рукояти.
-Идем. - коротко бросил он и двинулся вперед по улице.
-извини, но другим способом у меня не получалось. - произнес Дохлый Номер, когда ворона проходила мимо него.
-Не стой столбом. - бросил Шорох.
брови полукровки медленно поползли вверх.

Я боюсь пауков-плов-снов

-И что мы будем с ними делать? - спросил Альцин, едва завидев возникшую на пороге компанию. Рубиновый Палец не высказала никакого удивления. а вот челюсть Боевого Ножа достигла пола в рекордно короткие сроки.

-Ты что тут делаешь?! - едва сумел выдавить он, когда Шорох широким жестом втолкнул в комнату обоих полукровок.
-Мы соберем коллекцию, да? - гораздо тише спросил Альцин, которому хватило одного взгляда, чтобы понять, что слав ночного кошмара покинула его навсегда. ну, может, и не навсегда, но то, что надолго, не вызывало у него никакого сомнения.
Шорох закрыл дверь. молча.
Дохлый номер подошел к молчащей Рубиновому Пальцу и зачем-то потыкал ее пальцем в щеку. никакой реакции. тогда он хмыкнул и ткнул ее пальцем в грудь.
в следующее мгновение он врезался в стену.
-Ух ты.. - произнес он, с трудом поднимаясь с пола. - Настоящая..
и только сейчас Альцин услышал, как Шорох смеется.

Плохих снов.. едких снов..

Боевой нож мог только смотреть на них исподтишка. он избегал встречаться с ними взглядом. а раньше он любил играть в гляделки.
карие глаза уставились в пол. ему не надо было поднимать голову, чтобы знать, что Рубиновый Палец внимательно разглядывает слегка испуганную №8. темные волосы, закрывавшие его опущенное вниз лицо, были длинны, длиннее, чем при жизни. теперь он был полностью уверен в том, что смерть приходила к нему в гости.
интересно, как там Палач.. - мелькнула в голове абсолютно ненужная мысль.
он боялся острых предметов. он боялся смотреть людям в глаза. он боялся сумасшествия. он боялся своих снов. смеха. прикосновений. громких звуков. шелеста крыльев. тихих аккордов и истошно-пронзительного голоса Грейс Слик.
она сводила его с ума.
она нанизывала одиночество на его душу словами песен.
как бусинами..
Боевой Нож опустил голову еще ниже, уткнувшись лбом в крепко сцепленные руки.
боже, как хочется кого-нибудь убить..

Простых основ.. ласковых слов..

Рубиновый Палец смерила взглядом светловололосую, а секунду спустя жестом пригласила выйти.
№8 покрепче сжала рукояти своих мечей, наблюдая за выходящей вороной.
и резко ринулась за ней.
лишь глухо стукнулись ножны о дверной косяк, когда она выходила.

в переулке было темно, когда гулкий звук шагов торопящейся №8 настиг невозмутимую Рубинового Пальца. голубые глаза встретились с карими. глухо звякнуло обнажаемое оружие.
и переулок наполнило сбившееся дыхание сражающихся ворон.

"девочки уже дерутся, а меня не позвали?" - насмешливый голос Шороха ввинтился прямо в голову №8. ворона резко обернулась.Рубиновый Палец, не теряя времени даром, ушла от удара, одним движением оказавшись на вонзенном в стену мече.
некоторое время ехидно усмехавшемуся эдемцу представала эта картина.захваченная врасплох №8,казалось, впала в своего рода ступор. из которого ее, собственно, и вывел хлопок по плечу.повернувшись, она встретилась со спокойным взглядом карих глаз Рубинового Пальца.
-Верю. - шепнули беззвучно ее губы... и она прошла мимо, оставив №8 смотреть ей вслед. с выражением безграничного удивления на лице.

Никаких моральных основ

Вепрь ногой перевернул лежащее перед ним тело. седые волосы взметнулись и опали, обнажая разверстую рану на шее. черты лица, застывшие в немом изумлении, все еще не были изуродованы смертью.
лицо Вепря исказила злая усмешка. кончиком своего копья он поддел корку запекшейся крови на щеке убитой им Юроди.
-Дорогая.. ты все еще прекрасна.. - прошептал он язвительно.
рука его терзала след безумия, уже проникшего ему под кожу. уже добравшегося до его правой щеки.
безумие медленно распространялось по его телу.

"я запомнил тебя.." - подумал молодой эдемец, провожая взглядом уходящего черного ворона. мгновением позже он выбьет своей лучшей знакомой Горечи глаз. через пару дней его заберут из Эдема. через месяц он станет Охотником. через год в Городе появится эдемец Край. через два года Падшая Личность оторвет ему маску на глазах у растерянного Атаки.  через два года начнется Эксперимент. через два года умрет Билли. через два года Шорох будет жить у существа по имени Морнинг. и едва признает в нем Края.

Никаких слонов..

никто не знал, откуда он взялся. просто неожиданно на афише Холидей Кэмп, самой престижной площадки Города, вдруг появилась надпись: "Падшая Личность. сегодня. 15:00".
так Падшая Личность захватил Город.
Одного номера оказалось достаточно, чтобы все говорили только о нем. одного номера вполне хватило, чтобы он стал легендой.
тихой, незаметной легендой.
никто не говорил о нем открыто, никто не видел его на улицах.
но когда на сцене луч прожектора нащупывал его и взгляд выхватывал то всклокоченные темные волосы, то затемненные глазницы, то бледные губы, то темно-синий бант на шее, то ослепительно белую сорочку, то руки в разных перчатках..  черная тряпичная и красная кожаная.. когда он только появлялся в этом кругу света, как будто состоящий из этих деталей, такой нереально далекий и отстраненный, все понимали - это он.
Падшая Личность.

Ни одной кости..

оказывая должное внимание своей бритве Луизе, названной так по имени первой жертвы, (можете считать это сентиментальностью), вольготно расположившийся на подоконнике Шорох совершенно неожиданно для себя вспомнил.
вспомнил эти серьезные зеленые глаза Кейта. единственный маньяк, которого почему-то отчаянно не хотелось убивать. неудавшийся Эксперимент неизвестного экспериментатора.
что искал Край? на что он наткнулся, когда был убит? и почему Морниниг так на него похож.. почему, когда только приехав в Город, он сразу наткнулся на свою добычу? и почему эта добыча дала ему понять, что Шорох имеет все шансы взлететь на воздух? и какого черта Атаку скрутил Озноб? ничего из этого не было Шороху ясно.
кроме, разве что, этих зеленых глаз серьезного молодого человека, выражение которых не вызывало у Шороха ни единой капли сомнения в том, что Кейт прекрасно знает, что его ждет.
знает и идет на это.
сознательно.
как и его младший брат.

В этой маленькой лжи..

-Вот. - рука привычно двигала мышку, управляя курсором. - два новых кандидата для вашего Эксперимента. братья-близнецы. это Кейт..
с монитора смотрели холодные зеленые глаза уверенного молодого человека.прямые светлые волосы едва достигали плеч.
-а это Майк..
презрительный взгляд Кейта резко сменили бледно-голубые глаза обиженного на жизнь ребенка, спрятанного почему-то в теле молодого человека. взгляд выдавал его. застывший в отчаянном нежелании жить. страх, неуверенность и нежелание причинять вред в одном флаконе. он как будто резал вас чем-то таким же острым, как бритва.
опасная бритва.
-что скажете? - произносит невидимый, сливавшийся с темнотой человек, даже не пытаясь заглянуть собеседнику в лицо.
пауза, затянувшаяся в этой комнате,в этой темноте, странным образом украсила их беседу.
-Подойдет. - падает в темноту одно-единственное слово.
проступая на отчаянном застывшем лице штампом.
штампом участника Эксперимента.

-Нам придется лгать. -предупредил старший.
-Это лучше, чем сидеть в психушке. - возразил младший, даже не удосужившись повернуться в сторону старшего.
-зато мы сможем сделать то, что хотели. - глаза Кейта разглядывали потолок.
зеленые и спокойные глаза человека, который знает как добиться желаемого.
желаемого уничтожения большого количества людей.
желания взорвать.
когда я вырасту, я возьму ружье и перестреляю вас всех.
вспоминая слова, произнесенные им в четырнадцатилетнем возрасте, Кейт усмехнулся.

-шаг влево, шаг вправо - расстрел.- Дохлый Номер ходил по комнате. - Кого-то мне это напоминает.
-Шорох сказал никуда не ходить.
-А дышать он еще не запрещал? - сьязвил ворон и смерил Альцина уничтожающим взглядом. "в лучших традициях Рана Фуджимийи.. " - мельком подумал образованный бездельник Атака.
-А я говорю, что это мне кого-то напоминает. - бесцветным голосом. произнес Боевой Нож и еще крепче обхватил руками подтянутые к подбородку колени.
Дохлый Номер на секунду задумался.
-Урх... - прищелкнул он пальцами.
-я соскучился... - произнес Боевой Нож.
- .. она тоже все время нам указывала..
-.. я так по ней соскучился..
- .. и все время нам лгала...
-.. никогда не думал, что могу так по кому-то скучать..
в неожиданно наступившей тишине это прозвучало смертным приговором.
Дохлый Номер лишь бросил странный взгляд в сторону замолчавшего Боевого Ножа.

У моей красоты пара крыл и глаза..

Боевой Нож проснулся от прикосновения ледяных пальцев к лицу. не успел он даже открыть глаза, как в голове раздалось мягкое:
"Ты боишься спать один?"-то ли утверждение, то ли вопрос, эта чужая мысль сопровождалась щекоткой от лежащих на щеке ворона чужих шелковистых волос.
резким движением Боевой Нож откинул чужую руку и попытался сесть.
-что ты имеешь в виду? - пробурчал он.
"Это моя кровать." - невозмутимо подумали в ответ.

Как два льда.. у моей любви желтый

№8 медленно подошла к краю крыши. внизу раскинулась пустая магистраль по краям которой громоздились скелеты машин. в голове крутились обрывки воспоминаний, с каждой минутой все сильнее стирая ее связи с реальностью.
она не знала, сколько времени простояла так.
лишь до взлетевшего на крышу запыхавшегося Дохлого Номера долетели слова:
-Интересно, если я упаду.. упаду, как тогда.. все вернется?

Волос.. и руки в крови.. у моей

Судьбы рыжына.. она смех во плоти..

Я расставлю силки..

шаг. еще шаг.
и еще один.
неуверенные шаги человека, который не верит в существование твердой земли под ногами гулким эхом доносились до вольготно расположившегося на потолке Шороха. на лице его, полузакрытым неизменной маской, расплывалась улыбка.

шаг.
еще шаг..
неуверенно держась за стенку..
шаг..
еще шаг..
все ближе и ближе к заветной двери..
шаг..
еще шаг..
за дверью..я знаю, за дверью будут эти ледяные серые глаза..
шаг..
еще шаг..
кривая улыбка.. Урх поможет..

Длинные волосы сидящего на потолке Шороха едва заметно и абсолютно бесшумно колыхнулись в сторону, когда предмет его ночной охоты показался в пределах его видимости.

шаг.
еще шаг.
безумие прорывалось  наружу.. красными червячками прокладывая себе путь через плоть ворона.

улыбка на лице Шороха стала еще шире.
когда он прыгнул вниз, он уже прекрасно знал.
прекрасно знал, что одного удара будет достаточно.

погадать,

 Атака сжал ладонями виски, отчаянно желая исчезнуть. под внимательным взглядом стоящего рядом Билли это желание приобретало поистине космические масштабы.
наверное, именно поэтому он не сразу осознал, осмыслил ту фразу, которую произнес Билли.
-Ты тоже..? - то ли спрашивая, то ли уточняя.. безнадежная, совершенно безвыходная ситуация..
Атака резко поднял голову вверх. его глаза, приобретшие странный коричневатый оттенок,изумленно расширились, когда вместо синевы наткнулись на глубину кроваво-красных глаз Билли.
-Т-тоже - что? - только и смог выдавить Атака.
-Тоже стал маньяком? - произнес Билли таким тоном, что не было никаких сомнений в том, что он сдался.
что у него просто не будущего.
что никакого юга не будет.
что у "Мертвых Крыльев" не может быть известности.
что лучший друг выживет только случайно.
только благодаря Луизе.

кто

Движение..
не прекращать движение..
прощание вышло скомканным и слегка сумбурным. таверна и Джим остались позади, а Роберт не счел нужным оглядываться.идти назад не имело смысла.
только вперед.
двигаться только вперед.
движение..
они познакомились как раз на дороге. два бездельника, едущих стопом.Роберт отчетливо помнил эту пустую трассу.. честную, открытую улыбку случайного попутчика..и эти высокие зеленые деревья.. лес и небо, которые не раз оглашались веселым беспричинным смехом.
так весело Роберт еще никогда не ездил.
а потом они разминулись. Джим направо,а Роберт - налево. вот и все знакомство.
а потом в Городе они встретились опять. после Эксперимента.
на лицо упали первые капли дождя, возвращая Роберта к реальности.
продолжать движение.
рука взметнулась вверх в привычном жесте.
не останавливаться.
не останавливаться.
не..
по его лицу равнодушно скользнул свет горящих фар тормозящей "таблетки".
не останавливаться.
не вспоминать этих карих потухших глаз.. этой легкой заторможенности движений.. не видеть то, как Джим пытается что-то вспомнить..
хлопает дверь. машина трогается с места.
не думать, растворяясь в скорости, забываясь на дороге.. не вспоминать.. не осознавать.. не..
Роберт трет лоб пальцами, машинально отвечая на вопросы водителя.
не останавливаться.
двигаться только вперед.
движение..

на

-Роберт..-задумчиво произносит Энди, отвечая на вопрос сидящего напротив человека.человека, в котором несложно признать Падшую Личность.- Ну.. он странный. он нигде не живет. ну, раньше он жил у Джима.. а до этого снимал квартиру с какими-то своими приятелями.. кажется, это все плохо кончилось.. - глаза Энди хитро блестят, когда он поднимает их на собеседника. - А это про вас Атака рассказывал? - неожиданно спрашивает он.
в таверне происходит какое-то движение. "сиротинушки" снуют в проходах между столиками, а через обе двери то и дело заходят новые посетители.
но за столиком, где сидят наши герои, царит молчание. царит ровно настолько, чтобы в таверне появился мрачный силуэт Казуса. Падшая Личность бледнеет. за столик плюхается жизнерадостный Твигги. к ним приближается Визард.
Эксперимент провалился. Падшая Личность понимает это в тот момент, когда на его плечо опускается тяжелая рука Ориона. Падшая Личность видит это в глазах Энди. он видит изменения в таверне. он видит, как по таверне ходит Издатель. как Казус беседует с Ди.он видит. ему не нужно читать мысли сидящего напротив Твигги, чтобы знать..
точно знать..
что Экс провалился.
все.. кончено.

лишь стоящий у двери Шорох улыбается, наблюдая за выражением лица Падшей Личности.
улыбается улыбкой, не оставляющей никакого сомнения в том,что он все это знал.
знал с самого начала.
рядом тихо спит Бобби.

Этот

-Подожди!! Постой!!
чья-то тонкая рука коснулась его сутулого плеча. морок резко обернулся,заставив обладателя руки шарахнуться прочь.
-Я.. вы ведь Рубин? - неуверенно произнесла так похожая на него ворона. кто-то бы назвал ее красивой, полной жизни, но его наметанный морокский взгляд видел лишь то, что было на самом деле. а именно - разложение, гниль и потрепанное вмешательство Янтаря.
ему не очень-то хотелось разговаривать с трупом.
даже с трупом своей племянницы.
-Вы ведь Рубин, верно? вы ведь можете все это остановить? - Рубиновый Палец, такая уверенная в себе, всегда терялась под пристальным взглядом темно-красных глаз ее дяди.
-Вы ведь можете все это остановить? -этот наивный, почти детский вопрос из уст разлагающегося, насильно возвращенного к жизни трупа, его позабавил.
и Рубин остановил это.

раз

этой ночью ему приснился Ярхе.
Ярхе смотрел на него своими карими глазами из-за занавеси светлых, тонких как паутина волос. он смотрел, молчал, а Рубин отчетливо вспомнил оседающую наземь племянницу, пусть и полукровку, пусть и подъятую, но все же племянницу..мысли зажигались и гасли, как огоньки, неизменным оставалось лишь смутное, но крепнущее с каждой секундой сна желание разобраться в происходящем. оно росло, разрасталось, становясь все плотнее и плотнее.. и вдруг, в тот самый момент, когда оно стало крепким и почти неодолимым, губы Ярхе тронула едва заметная улыбка, и Рубин вдруг понял, что это не Ярхе, а Бриг, странно знакомый морок, древний, сильный, одетый.. как тот эдемец.
губы Брига тронула едва заметная улыбка, Рубин услышал неожиданно тихое "а какая тебе разница?" и странный древний гость вышел за дверь.

окажется

-cтой!! - резкий выкрик заставил его остановиться.
длинное сутулое повернулось и рубиново-красным глазам предстал ворон.
полукровка.
карие глаза Боевого Ножа метали молнии, но подходить ближе он не стал.
-Я тебя знаю. - настороженно произнес он.
-Не исключено. - фактически пропел морок.
-Ты.. - ворон сделал скользящий шаг в сторону собеседника. - Ты убил ее.
морок наклонил набок голову.
-что ты имеешь в виду под словом "ее"?
Боевой Нож улыбнулся.
следующим движением он лишил морока жизни.
жизни, но не этой насмешливой улыбки.

рядом.

Боевой Нож лежал на спине. при виде его выражения лица Дохлый Номер нахмурился.
 действительно, что-то в этом раскинувшемся на кровати вороне было не так. левая рука бережно прижимала к груди только что побывавший в сражении нож. правая.. правую руку Боевой Нож вытянул к потолку и теперь не отрывал от нее взгляда.
Дохлый Номер взял стул и, придвинув его как можно ближе к кровати, уселся на него верхом. уложив руки на спинке,уткнулся в них подбородком. почему-то, глядя на своего почти сосшедшего с ума приятеля, в одночасье ставшего ему другом, Дохлому Номеру отчаянно хотелось курить.
Боевой Нож повернул свою ладонь так, как будто касаясь чего-то невидимого. по лицу разлилось выражение блаженства, граничащего с безумием. губы шевельнулись в легкой улыбке.
-знаешь, это было красиво..
Дохлый Номер мрачно следил за полукровкой.
-Я мог видеть все жилки, все биения жизни под кожей..
Курить хотелось отчаянно. но Номер не имел к этому желанию никакого отношения.
-интересно, это неприятно, когда чужие пальцы забираются тебе под кожу?..
наивность вопроса даже в чем-то испугала Дохлого Номера.
-Представляешь, какая это сила? какое доверие - позволить чужому человеку ласкать голыми пальцами твое сердце, играть переплетениями синих вен..
-Угу. - не удержался Дохлый Номер, поднимаясь со стула.стул ему определенно не нравился. - а еще можно тыкать пальцем в желудок, жонглировать почками и проверять размер печени.
-какая ирония.. - Боевой Нож даже не пискнул, когда Дохлый Номер бесцеремонно отобрал у него нож.
-какая жестокая ирония.. - прошептал полукровка, сворачиваясь клубком. руки бессильно упали, а на красивое помрачневшее лицо ласково опустились темные пряди волос.
Дохлый Номер помялся немного и накрыл собеседника покрывалом.
-Спи уж . -буркнул он. и украдкой бросил взгляд на злополучный стул. курить все еще хотелось.